Сомовка. История церкви Варваринского женского монастыря

Автор: Администратор вкл. . Опубликовано в История района

 

В поисках монастырского золота

До революции Варваринский монастырь был для Сомовки, как бы сейчас выразились, «градообразующим предприятием». Он давал местным жителям работу, тянул коммуналку и социалку. Несмотря на то, что территория монастыря обросла новыми корпусами и каменными стенами, его двери не затворились для нуждающихся. При монастыре действовали, помимо уже упомянутой больницы, богадельня для престарелых женщин (или странноприимный дом), библиотека, швейная мастерская, женское училище и церковно-приходская школа для сельских детей. В 1907 году настоятельницей монастыря оставалась матушка Агния, возведенная в сан игумении. Монахини ткали ковры, вышивали по канве, шили облачения. Все старались делать с молитвой. Были в Сомовском монастыре и любительницы уединенного жития. Они на свои средства построили на монастырской территории отдельные кельи. В монастырской трапезной могло поместиться около 70 человек. Богадельня находилась у самых ворот монастыря.

Вне монастырских стен были построены две гостиницы (для почетных посетителей и простого народа), дома священника и диакона, а так же помещение училища. Несколько выпускниц этого училища стали послушницами монастыря, а одна руководила монастырским хором.

Известно об одной традиции Сомовской женской обители. Еженедельно по вторникам здесь читали акафист святой великомученице Варваре перед ее иконой.

К сожалению, «Всеобщий иллюстрированный путеводитель по монастырям», неоднократно нами цитированный, именно статью о Варваринском монастыре оставил без иллюстрации. Не обнаружены фотоснимки или рисунки и в других источниках. Видимо, фотографы и художники были нечастыми гостями в этих местах. Не наблюдалось в Сомовку и массового паломничества. Ведь здесь, как сообщал тот же «Путеводитель», «кроме местно чтимых икон, особых святынь нет, так как монастырь молодой».

Не будем гадать, какими бы еще главами пополнилась история Сомовского монастыря, если бы в первые же послереволюционные годы ее не оборвала новая власть. Собственно, грабить монастырское имущество начали еще при Временном Правительстве. Просто при большевиках это явление приобрело форму государственной политики.

3 мая 1922 года в Нижнедевицкий уездный финотдел поступили изъятые в Троицком храме Сомовского монастыря Чаша, лжица, крест и 10 лампад. Через несколько месяцев монастырь был ликвидирован. Его насельницы рассеяны. Многих из них впереди ожидали аресты и ссылки. Часть монастырской общины судили в 1920-е годы за «сокрытие монастырского золота». Отдельные сестры, расселившиеся по окрестным селам, дожили на свободе до 1930- годов. К примеру, Ефросиния Евлампьевна Толстых была арестована в Горшечном в 1933 году и приговорена к ссылке в Казахстан на три года. Вместе с ней по одному делу проходил еще один житель Горшечного, Федот Афанасьевич Дерусов, у которого сотрудники ОГПУ изъяли часть монастырской библиотеки. Книги, переданные Федоту Афанасьевичу матушками на хранение до лучших времен, стали вещественным доказательством неоскудевающего интереса к вопросам духовной жизни и в годы воинствующего безбожия. Как распорядились в ОГПУ с остатками библиотеки, в материалах следственного дела не сказано.

Поначалу в Сомовке после закрытия обители организовали на ее базе детский приют. (Один из воспитанников этого заведения Иван Иванович Гуренко, к примеру, остался жить в селе. Работал на генераторной подстанции).

Затем монастырские постройки унаследовала машинно-тракторная станция с училищем для трактористов и мастерскими. Потом все досталось колхозу «Красная заря».

Шло время. Годы активного хозяйничанья на территории обители сменялись годами пассивного бесхозяйства. Ветшавшие постройки забытого монастыря разбирались на стройматериал и дрова.

В наши дни территория Варваринского женского монастыря совсем заросла деревьями и бурьяном. Изредка здесь появляются любители старины с металлоискателями. Они, вероятно, надеются найти то монастырское золото, за сокрытие которого большевики преследовали ни в чем не повинных монахинь.

Священник Владимир Русин